Колхоз "Гигант"

28.02.2017 11:33


 21 декабря 1929 года был создан первый в нашем районе колхоз «Гигант"  на базе коммун:


   1.Им. Гусевского (село Орловка);
   2.«Индустрия»  и им. Фрунзе (село Константиновка);
   3. Им. Войкова (село Войково);
   4.«Красная нива» (село Новопетровка);
   5. Им. Калинина (село Семидомка);
   6.Октябрьская коммуна (село Октябрьское);
   7.«Красное знамя» (село Коврижка).


    Вследствие непрерывных дождей  в 1928 и 1929 гг. хлеба вымокли, 18% посевов полностью погибло, а то, что осталось, было низкого качества, едва намолачивали по 2 ц. с гектара. ( ГААО.Ф.505, л.152.). Во многих хозяйствах  и того меньше. Положение осложнилось большим наводнением 1928 года. В 1929 году наводнение повторилось, правда, в меньшей степени. Константиновка и все прибрежные села очень пострадали. Падь, что сейчас разделяет Константиновку, была заселена в 1927 году переселенцами. Именно тогда появились в нашем районе немецкие сёла. Многие переселенцы сумели построить землянки и даже дома, разбили огороды, но наводнение все разрушило. Жители частью перебрались в другие села или вообще уехали за пределы Амурской области. Оставшиеся, в основном беднота, заселили улицы Бугровую и Калинина.

Переселенцы из Полтавской губернии. 1930-е г.г.


      По условиям переселения новоселы на два года освобождались от хлебозаготовок. С 1929 года наложили налог в таком размере, что началось «обратничество», т.е. люди бросали всё и, кто мог, уезжали обратно, на место своего прежнего места жительства. На 07.11.1929 года вывозится только 20% хлеба к контрольным цифрам плана, не помогают ни штрафы, ни самообложение. Хлеба нет. Вводится практика уголовной ответственности по ст. 61 (срыв хлебозаготовок). Но и аресты не решили дела. Возможно, любым способом обеспечить хлебозаготовки и было основной причиной для местных властей  создания колхоза - гиганта на базе уже существующих коммун нескольких пограничных сёл вокруг Константиновки. Другой причиной была возможность законного изъятия продуктов у местного населения в пользу государства, так как у самостоятельного собственника земли это было невозможно. Именно законного изъятия, слишком свежи были в памяти события Зазейского восстания 1924 года против советской власти, когда едва удалось смирить казачество - ударную силу выступления против высоких налогов. Это восстание было страшным продолжением гражданской войны в Амурской области. Тогда, сложись все более организованно, Советам не удалось бы устоять. В восстании участвовали жители 8 волостей с общим количеством  более 71 тысячи населения. После разгрома и репрессий, а также массовых миграций в другие регионы, южные хлебородные земли Приамурья обезлюдили. Повторения подобных событий Москва бы не простила ни в коем случае. Три года, с 1925 по 1928, массовыми переселениями из центральных областей России едва удалось заселить приграничные районы, а тут ещё наводнение разорило крестьянские хозяйства.
   Опыт  организации подобных колхозов в Амурской области был.  В архивных документах есть сведения о совхозе «Гигант» в Екатеринославке, кроме того, население с энтузиазмом воспринимало успехи коммунаров.
Историческая справка:
-«… Коммунары построили фермы для скота. Люди жили в бараках. Жилось легко, для детей были построены детский сад и ясли». Из воспоминаний  Марии Головой. Записаны Н. А. Кочетковой в 1970-х годах. Архив Коврижской школы.
- «1929 год - самый бурливый. Споры о колхозе. Создание в Константиновке колхоза «Гигант». Мы - молодёжь, особенно безземельные, - за колхоз, нам всем пример Войковская коммуна». Из воспоминаний Марии Мареевой. Записаны В. Н. Абеленцевым в 2001 году. «Амурский краевед» №1, 2006 г.
- «Тяга коммунаров к знаниям была огромна. Зимой учились все, кроме дряхлых стариков и дошкольников. В начальной школе, в ликбезе…. Все взрослые проявляли большой интерес к политике партии…». Из воспоминаний Александра Лоншакова. Архив Константиновского районного музея.

   1929 год был годом «большого перелома» в ходе коллективизации центральных районов РСФСР. В этом же году ЦК ВКП (б) принял специальное Постановление об ускорении темпов социалистического строительства на Дальнем Востоке. Учитывая важную роль Советского Дальнего Востока, как форпоста социализма в Азии, принимались меры не только для увеличения численности населения края. Дальний Восток, овеянный романтикой героизма и подвигов в годы гражданской войны, воспевался в песнях, пропагандировался средствами искусства. Поэтому, ещё одной немаловажной причиной, безусловно, было стремление местных властей соответствовать политике партии и правительства.
     На сходе в селе Константиновке 15 ноября 1929 года было принято решение создать колхоз. Перед этим два дня обсуждали вопрос кого принимать в колхоз, а кому отказать. Большинство жителей, присутствующих на сходе отнеслись к созданию колхоза скептически. Поползли слухи, что в колхозе все будет общим, даже жены и дети.  Подобные сходы прошли во всех приграничных селах, и 21 декабря 1929 года на организационном собрании представителей было избрано правление колхоза из шести человек. Председателем правления стал Гусевский Гавриил Михайлович, членами правления руководители коммун. Колхоз объединил 929 хозяйств в селах Новопетровка, Орловка, Войково, Константиновка, Октябрьское, Коврижка и Семидомка. Действительно «Гигант». Коммуны и артели во всех остальных сёлах нашего района насчитывали всего 360 хозяйств, итого 17,7% хозяйств в Тамбовском районе было коллективизировано в один момент. На этом основании заведующий райзо Кравченко делает вывод, что «…тяга к коллективизации достигла апогея…» и приказывает в срок до двух месяцев довести процесс до 32,1% всех хозяйств в 40 населённых пунктах Тамбовского района, в том числе и в наших сёлах:
- Ключи -100%;
- Новотроицкое - 100%;
- Верхний Уртуй - 43%;
- Нижняя Полтавка - 100%;
- Зеньковка - 100%;
- Крестовоздвиженка -50%;
- Новопетровка - 50%;
Особо отмечается, что из 8683 хозяйств Тамбовского района, бедняцких - 2488. Они налогом не облагаются. Середняки (хозяйства с одной лошадью)- 5336, им налог, но без добавок, в половинном размере. Зажиточные хозяева (больше двух лошадей в хозяйстве) получают налог с % надбавкой, которая зависит от местных властей. Ещё был индивидуальный налог на «кулацкий элемент», который накладывался на 221 хозяйство и особо подчёркивается, что не давать «…никакой пощады кулацкому элементу».
   И не давали.
   Материальной базой «Гиганта» стала практически вся техника приграничных сел. В колхозе оказалось 44 трактора марок «Фордзон» и «Интернационал», весь сельхозинвентарь,  скот. Из специалистов было два: один техник и один агроном. Из более, чем 600 хозяйств, только Константиновки  - 74 хозяйства оштрафовали по ст. 1  селькохозяйственного Устава на сумму 113 тыс. рублей, 5 хозяйств, наиболее зажиточных которые  получили ярлык кулацких,  оштрафовали на сумму 9200 рублей, восемь - раскулачено полностью, т.е. хозяев арестовали и выслали, а имущество полностью было передано в фонд «Гиганта». В остальных шести селах, вошедших в «Гигант» творился все тот же беспредел властей.

Заготовка древисины для колхоза Гигант. 1930-1940-е г.г.

Заготовка древесины для колхоза Гигант. 1930-е г.г.

Колхозники на территории здания правления колхоза Гигант. 1930-е.е.

 

Сдача хлеба. Колхоз Гигант. 1930-е г.г.


   Кого и как раскулачивали?
   Постановление ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 г. «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» разделило всех зажиточных крестьян на три категории.
   К первой относились все, на которых имелись данные ОГПУ в  контрреволюционной деятельности. К этой деятельности относились даже неосторожные высказывания о политике государства, связи с заграницей, если там были родственники. У половины жителей приграничных сёл там были родственники или знакомые после Зазейского восстания. Вторая категория - это те, кто «сопротивляется коллективизации», а также члены семьи кулаков первой категории, если они трудоспособны. Молодых отправляли на лесозаготовки, стариков и детей за пределы села. К третьей категории относились семьи, выселенных мужчин по первой категории, если в их составе не было трудоспособных. И остальные «кулацкие» хозяйства, те, что  отказывались вступать в колхоз. Их оставляли в селе, но  имущество передавали в фонд колхоза, обрекая такие семьи на голод и лишения, да на милость односельчан, которые помогали им, чем могли, рискуя собственным благополучием.
   Порядок раскулачивания был следующим. Сначала на партийном собрании, затем на собрании актива составляли списки, выдерживая сроки до середины февраля 1930 года. Затем эти списки утверждал районный исполнительный комитет к 20-му марту 1930 года, и списки передавались обратно в низовые партийные ячейки, где  и проходил процесс конфискации с последующим выселением. Необходимо было провести все эти мероприятия не позже 23-26 марта, «…чтобы не срывать посевную кампанию». Используя методы откровенного насилия и противоречия в деревне между бедняками и зажиточными хозяевами, власти разжигали ненависть к коммунистам. Ведь именно коммунисты на своих собраниях определяли, кто в их сёлах подлежит раскулачиванию.
Историческая справка:
- в первый список раскулаченных первой категории, по протоколу закрытого собрания Константиновской партийной ячейки от 24 марта 1930 года, затем утвержденного на общем собрании бедняков, попали следующие домохозяева: Х. М. Берёзкин, П. Е. Беломестнов, А.Д. Бухановский, Г. И. Кузьмин, Т. П. Уткин, П. А. Смирнов, Ф. С. Симеонов, Л. Я. Терских, А. Я. Тулупов, И. И. Хаблов.  ГААО. Ф.6. оп. 9. Д. 4.
  Самый первый список сельчан, подлежащих раскулачиванию, составили коммунисты колхоза «Гигант», в том числе члены правления: Сухоруков, Мартынов, Чайко, Дружинин, Абашин. Впоследствии, некоторые из них разделили судьбу тех, кого приговорили. А приговорили они очень известных в истории Константиновки людей. Это потомки казаков, первых основателей села.
    Страшный поворот в судьбе первооснователей Константиновской казачьей станицы послужил той дубиной, которой всех загоняли в колхоз.  Конфискованное имущество, хлебные запасы, семена, скот – всё пошло в фонд «Гиганта». Самое главное, не стало проблем  с хлебозаготовками. Зато появилась другая проблема, так называемый процесс «обратничества», т.е. массовый отток населения за пределы области.  Но и с этой проблемой власти справились, достаточно было объявить не согласных с политикой советской власти «врагами народа». На долю этих семей выпали неимоверные страдания, голод, холод и гибель, в конце концов. В области разворачивается процесс массовых репрессий, а «великий перелом» на Амуре, начавшись одновременно с «великим переломом в России, становится народной трагедией.
Историческая справка:
  В Тамбовском районе на конец 1929 года всего:
- хозяйств:8 683;
- душ:65 574;
На 1931 год всего:
- хозяйств:3 900;
- душ:57 730;
Категории кулаков на раскулачивание:
I - хозяйств: 14;
  - душ:724;
II - хозяйств: 70;
- душ:252;
III - хозяйств: 110;
- душ: 430;
Всего по району раскулачено 348 хозяйств, в «коих 1 760 душ».
   Зав. райзо Смирнов. ГААО. Ф.25.оп.2.д.13.

   Местные власти ретиво выполняют распоряжения областных партийных чиновников, а тем временем всего за год, с не большим, население района уменьшается на 7844 человека, более пяти тысяч человек или ушло за границу как жители Шумановки, или выехали за пределы области. Впоследствии опыт организации «Гиганта» через раскулачивание с конфискацией имущества будет использован  Советами. Это давало возможность обеспечить будущие колхозы материальной базой и сельхозинвентарём.
В середине лета 1930 года на базе «Гиганта» в Константиновке создана машинно-тракторная станция (МТС), хлебозаготовки выполнены, сам же колхоз просуществовал чуть больше года. С 21.12.1929-по 01.04.1931. Практика ведения хозяйства показала его нежизнеспособность. Слишком обширное хозяйство сотрясали споры и конфликты. Неразбериха в делах, отсутствие грамотных специалистов, и, главное, большие расстояния от бригады к бригаде - привели к тому, что техника ломалась, простаивала, а многие активисты колхозного движения становились  «врагами народа». Несмотря на урожайный 1930 год, достижения были очень скромными. Инициативу на местах подавляла излишняя централизация. Люди боялись «чисток», которые стали регулярными. Многие стали выходить из колхоза, несмотря на то, что обратно ничего не возвращали, и инвентарь и скот оставался в колхозе.

Полеводческая бригада колхоза Гигант в поле. 1930-е г.г.

Полеводческая бригада колхоза Гигант у агрегата сх машины в поле. 1930-е гг.


    К весне 1931 года перед властями вновь замаячила угроза срыва хлебозаготовок. Стала резко ощущаться нехватка рабочих рук. И было принято решение организовать колхозы по одному в каждом селе. Колхоз «Гигант сыграл свою роль локомотива коллективизации и ушёл в историю.
Историческая справка:
    - В течение 1931-1935 гг. коллективизация в целом завершена. 62 колхоза Тамбовского района объединили 20 957 хозяйств. Процент коллективизации составил 80,7%. Посевные площади увеличились на 35%, с 9 285 га до 12 534 га. Зам. начальника обл. ЗУ Шурковецкий.
ГААО. Ф. 387. Оп. 1. Д.1.
Таким образом,   Амурская область была частью страны и не стала исключением в истории массовой коллективизации. Этот процесс сопровождался произволом и беззаконием, которые совершались от имени партии и правительства и во имя счастья народа. Константиновский «Гигант» послужил орудием властей для успешного начала коллективизации. Власти выполнили в кратчайшие сроки несколько задач, создав «Гигант».
- во-первых, справились с хлебозаготовками 1929 года, спасли свои головы и выслужились перед вышестоящими партийными чиновниками.
- во-вторых, смогли соответствовать политике партии и правительства, так как 1929 год был объявлен годом «великого перелома».
- обеспечили через раскулачивание материальную базу будущих колхозов, создав МТС, одну из самых крупных в области.
   В силу ряда обстоятельств, таких как сравнительно высокий уровень обеспеченности хлеборобов, которые имели технику, держали мельницы, и имели много рабочего скота, «кулаками» в нашей области оказались старожилы. Средний хлебный излишек был в среднем 91,1 пуда на душу, а в России - 25,1 пуда. Благовещенск был до революции третьим центром мукомольного производства, уступая лишь Саратову и Нижнему Новгороду. В 1917 году на одну жатку приходилось 40 га посевов, а в России – 1 440 га, по уровню же механизации наш регион стоял на одном уровне с механизацией степных штатов США. Практически все старожилы Тамбовского района владели набором сельхозтехники, несколькими головами скота, лошадьми. Да и как казаку без лошади?

Полеводческая бригада колхоза Гигант в поле. 1930-е г.г.

 

   Давние свободолюбивые традиции защитников Отечества в сёлах пограничной полосы можно было уничтожить только через раскулачивание. Беднота - переселенцы охотно записывались в колхозы, а бывшие казаки активно сопротивлялись политике советской власти. Они могли себе позволить вести единоличное хозяйство, имея материальную основу в виде сельскохозяйственной техники и многолетнего опыта обработки земли в условиях дальневосточного климата. Это сопротивление вызывало ненависть односельчан, которые были обделены землёй и с трудом сводили концы с концами. Бедняки видели единственный выход улучшить свою жизнь в колхозе, тем более перед ними был пример коммун.
   В 1920-е годы, после разгрома Зазейского восстания, многие жители пограничной полосы естественно имели контакты с эмигрантами. Ведь там были их родственники и друзья. 1929 год - конфликт в Северной Маньчжурии на КВЖД, граница закрыта. Жители пограничных сёл привлекаются к патрулированию, особенно молодёжь. Летом 1931 года Япония захватывает Маньчжурию, и опасность войны заставляет власти ускорить коллективизацию и создать материальную основу тыла перед возможной войной. И чем сильнее сопротивление крестьян коллективизации, тем круче становятся репрессии.
   Ярлык «тайного» или «активного участника Зазейского восстания» носят практически все раскулаченные жители Константиновки в 1930-1932 гг. К середине 1930-х годов сопротивляться стало практически некому, но к этому времени на Дальнем Востоке уже создана сеть БАМЛАГа, которая требует пополнения рабочей силы. Со всей страны сюда свозят осужденных, из Амурской области удобней  всего. Близко. Именно, областное Управление НКВД заботилось о пополнении лагерей кадрами заключённых при их высокой смертности в необорудованных зонах. Возникают различные «заговоры» и «подпольные белоказачьи организации», которые успешно и своевременно «разоблачают» работники ОГПУ. Так в 1933 году в Тамбовском районе снова якобы обнаружено «контрреволюционное гнездо». Только за один день 15 октября 1933 года было арестовано 1 200 человек в южных сёлах: Поярково, Новопетровка, Константиновка, Семидомка. В 1939 году третья, самая сильная волна репрессий связана с начавшейся второй мировой войной.
   Таким образом, массовое раскулачивание и репрессии объясняются не только внутренней, но и проблемами внешней политики. В эти годы главными жертвами были крестьяне, и в то же время люди были убеждены, что они вершат великие дела. Ликвидировалась неграмотность, росли урожаи, строились фермы, клубы и жилые дома. Первая «лампочка Ильича», радиовещание, первое кино в клубе. 1930- годы были «полны жизни, интересны». Весёлая радостная жизнь проходила на фоне арестов «врагов народа», в любой дом, в любое время могла постучаться беда. И, люди верили, что это правильно, что органы «разберутся», что «сверху виднее». До тех пор, пока аресты не касались их самих, или их близких.
   Будет несправедливо не отметить, что колхозы, и «Гигант» в том числе, сыграли свою историческую роль. Накануне Великой Отечественной войны через колхозы советская власть успела создать материальную основу тыла, затем очень быстро восстановила разрушенное войной хозяйство. Колхозы, как коллективная форма хозяйствования соответствовала общинному сознанию крестьянства, которое в условиях экстремального земледелия ощущала поддержку государства. Не случайно бытует мнение, что «земледелие Приамурья взлелеяно казёнными субсидиями».
   Сотрудниками Константиновского краеведческого музея составлены списки репрессированных по всем сёлам района. Были использованы все доступные источники, но нет, и не может быть уверенности, что собраны имена всех погибших в безумном процессе массовых репрессий. Поэтому убедительная просьба к землякам, может кто-то  помнит, или в семейных архивах есть сведения о людях  павших жертвой чёрных времен сплошной коллективизации. Хотелось бы, чтобы в константиновском районном краеведческом музее появилась экспозиция по  этой теме.
Что касается развития и расцвета колхозного строительства в советские времена, в 1950-1980 -е годы, то эта тема ждёт своего исследователя. Мы рассчитываем, что в сёлах нашего района найдутся неравнодушные люди и поделятся своими воспоминаниями о жизни в колхозе в этот период.

Г.И. Черненко,
специалист по экспозиционной и выставочной деятельности.
              


Список использованной литературы и источников.

1.«Амурская окружная партийная конференция10-16 мая1930 г.», сб. Амурская областная организация  КПСС в цифрах 1920-1980гг., Благовещенск, 1980, с. 119-120.
2.Амурская область (1927-1934гг.) ГААО. Ф.П-3. оп.3, д.139,л.76-112.
3.Виговская Н. Полмиллиона под подозрением.// «Эхо» №43 от 26 октября 2006 года.
4.Бутовец Н. Судьба человека, которому «везло». Воспоминания Д.П. Белецкого. КПЖР. т. 2. Благовещенск.2003. с. 460-467.
5.Голдинский. О работе комсомола.//«Амурская правда» №1167 от 21 февраля 1924 г.
6.ГУЛАГ:Территория,нормативные акты. Узники ГУЛАГа. КПЖР.т.4.Благовещенск.2005. с. 9-71.
7.Журавлёв Л. М. Расстрелы по лимитам Политбюро ЦК ВКП (б). КПЖР.
т. 3. Благовещенск. 2004. с. 4-19.
8. .Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. т.1. Благовещенск. 2001.
16. Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. т.2. Благовещенск. 2003.
17. Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. т.3. Благовещенск. 2004.
18. Книга памяти жертв политических репрессий Амурской области. т.4. Благовещенск. 2005.
19. «Контрольные цифры по Тамбовскому району за 1931 год». ГААО. Ф.25.оп.2,д.13.
20. Макий В. Судьба председателя колхозного собрания. КПЖР. Благовещенск. т.2. 2003. с.281-263.
21.О трех категориях кулацких хозяйств. Постановление Тамбовского РИКа от 02.02.1930 г. ГААО. Ф.6.оп.8.д.4-17.
22. « О создании колхоза «Гигант» в Константиновке». // «Амурская правда» №268 от 24 ноября1929 года. ГААО. Ф.17.
23. О поступлении единого сельхозналога. //«Амурская правда» №1149 от 31 января 1924 г.
24.Посемейный список Коврижского сельнарревкома Константиновской волости на 1922 г. ГААО Ф. 925. оп.3. д.1.с. 15.
25. Похозяйственная книга села Коврижки на 1926 год. ГААО. Ф. 925. оп. 2. д.1. с. 9
26. Похозяйственная книга села Коврижки на 1922-1928 гг. ГААО. Ф. 925. оп. 2. д.3. с. 97.
27.Подворные списки станицы Константиновки на 1859-1928г. Ф.652.оп.2.д.3.с.1-240.
28. Похозяйственная книга села Константиновки на 1927-1931 гг. ГААО.  Ф.952. оп. 2. д.1. с. 1-262.
29. Подворные списки села Константиновки на 1934 г. Ф.652.оп.2.д.4.с.1-93.
30. Похозяйственная книга села Зеньковки на 1928-1929 гг. ГААО. Ф. 855. оп. 2. д.1. с. 1-95.
31. Похозяйственная книга села Крестовоздвиженки на 1928-1933 гг. ГААО. Ф. 502. оп. 2. д.1. с. 1-196.
32. Протокол №8 общего бедняцко-батрацкого собрания села Константиновки от 24 марта 1930 года. ГААО. Ф.6.оп.9.д.4.
33.Протокол №8 общего бедняцко-батрацкого собрания села Константиновки от 24 марта 1930 года. ГААО. Ф.6.оп.9.д.4.
34. Протокол закрытого собрания Константиновской колхозной ячейки ВКП (б) от 01.03.1931 года. ГААО. Ф.6. оп.8.д.17.
35.Постановление областного съезда Советов от 23 декабря 1934 года. Хрестоматия  по истории Амурской области. Благовещенск,1980. Д.106. с.200-202.
36.Саржева Т. С. «Раньше жили так…» // Заря Амура» №21 от 29.08.2001.
37.Сведения о выполнении плана хлебозаготовок и привлечении по 60-й статье УК по сёлам Тамбовского района за 01.12.1929 года. ГААО. Ф.6.оп.8.д.10.
38.Сведения об имущественном положении лиц, выселяемых за пределы района сплошной коллективизации по селу Константиновка Тамбовского района. ГААО. Ф.6.д.10.
39.Сведения о деятельности колхозов Амурской области за 1931-1935гг. ГААО. Ф. 6. оп.26.д.12.
40.Сводка о коллективизации за 1935 г. по Амурской области. //Сб-к «Из истории коллективизации сельского хозяйства на Дальнем Востоке. Хабаровск.1979. с. 63.
41.Справка по обследованию немецких колхозов за 1937 год. ГААО. Ф.6.оп.1 д.10.
42.Справка о состоянии немецких колхозов в районе 20.06.1939 г. ГААО. Ф.П-14.оп.1 д.192.
43. Списки и материалы по реабилитации жертв политических репрессий. Рабочий архив Л. М. Журавлёва по  сёлам Тамбовского района, переданный в фонд Константиновского районного музея. 2007.
44.Сычёв С. Судьба номер 69099.// «Заря Амура» от 28 октября 2006 года.
45.Щукин И. И. Очерки истории Тамбовского района Амурской области. Благовещенск. 2004.
46. Ямковой В. «Интендант» - значит ведающий делами хозяйственного снабжения и войскового хозяйства. // «Старая мельница» №55 от 14 января 2000 г. Приложение к «Амурской правде».